19 декабря в Москве прошла дискуссия «Левые: промежуточные итоги и перспективы. От 2011 к 2024». В ней приняли участие депутат Мосгордумы Елена Янчук, публицист Борис Кагарлицкий, мундеп Сергей Цукасов, глава московского горкома комсомола Дарья Багина и другие политики. Я, Сергей Михайлов, также выступал в ходе дискуссии — и, как обычно, поднял вопрос о референдумах, т.к. занимаюсь этой проблемой уже несколько лет.

Следует отметить, что встреча первоначально должна была пройти в бизнес-центре «Семеновский», однако ещё до начала мероприятия туда пришли полицейские. Поводом для этого якобы послужило сообщение о «митинге с пропагандой». После этого собственник бизнес-центра сообщил организаторам, что мероприятие запрещено, так как является «политическим». В итоге встреча всё-таки состоялась, но в другом месте — в московском горкоме КПРФ.

Сергей Михайлов (я представился как эксперт по региональному законодательству о референдумах «и, как ни странно, член ФПС ПАРНАС»):

— Елена [Янчук, депутат МосГорДумы от КПРФ] в своём выступлении сказала две ключевые вещи. О том, что очень важно, чтобы кроме абстрактных политических программ были какие-то очень простые вещи, которые избиратели могли бы легко понять и услышать. И она сказала про Николая Бондаренко. К 12 декабря я Николаю помогал с документами по референдуму по QR-кодам. У меня вопрос: Вам не кажется, что пора уже к механизму референдума более серьезно отнестись?

В 2018 году Валерий Федорович Рашкин попытался инициировать референдум по пенсионному возрасту – все заглохло. Там интересная попытка была. Сейчас Николай Бондаренко пытается инициировать референдум по QR-кодам… Мы не антипрививочники, просто в унизительной форме все это делается, оскорбительно для людей, уподобляя их детям, животным… Ещё раз повторюсь: не кажется ли Вам, что пора к этому механизму посерьезнее отнестись?

И, кстати, этот вопрос, вполне возможно, что вам придется на него ответить как депутату МосГордумы. Потому что вы являетесь членом органа, который в случае инициации референдума города Москвы определяет законность тех или иных вопросов. Если до вас дойдёт региональный референдум московский, вам придется голосовать – за законность или незаконность!

Елена Янчук: — Я отношусь серьёзно к этому механизму. Но, конечно, в действующих условиях, я сильно сомневаюсь, что власть даст провести хоть какой-то референдум. Посмотрим, как пройдет у Николая, было бы здорово, если бы удалось, но что-то мне подсказывает, что смогут придумать причину довольно формальную, которая заблокирует… По пенсионной реформе я тоже, помню, там заблокировали технически [я подсказал, что в половине регионов были созданы группы-спойлеры]… То есть, я прекрасно понимаю, что инструмент этот практически не работает, с другой стороны, инициирование референдумов и общественных кампаний – неплохая история.

Если к нам придёт в Московскую городскую Думу подобный проект, его, естественно, рассмотрят, и если он будет рациональным и в интересах людей, правильно оформлен по законодательству, мы, естественно, это поддержим, но не поддержит «Единая Россия». Это им нужно этот вопрос задавать. Я думаю, что наша фракция, наши коллеги будут исключительно за такой референдумный формат.

То, что сейчас даже районных референдумов провести нельзя, — это крайне плохо, потому что по ряду вопросов районного значения – по любой застройке, по пресловутой трамвайной линии – если бы провели такой районный референдум,, жители бы всех районов сказали: «Идите к черту, нам этот проект не нужен» – и всё, вопрос был бы снят с повестки. А тут приходится проводить большую общественную кампанию, уже всем понятно, что никому этот проект не нужен, кроме застройщиков, и тем не менее, власти пытаются его пропихивать.

Таких примеров найдётся масса, и, конечно, хорошо бы, чтобы закон о референдуме заработал. Может быть, здесь нужны какие-то нормативные изменения на федеральном и региональном уровне. Тогда нужны специалисты, которые могут подсказать, каким образом можно упростить эту процедуру, чтобы по крайней мере у власти было меньше формальных возможностей откидывать желания людей по проведению референдума.

Пусть Николай подаёт по QR-кодам, понятно, что эта идиотская мера, и она не на защиту людей направлена, от пандемии защищать нужно по-другому. Оптимизация медицины отменена, а вся эта система, которая сейчас разворачивается, направлена на уничтожение бесплатной медицины. По факту, бесплатной медицины уже нет, если тебе помощь оказали, то за нее приходится платить.

Сергей Цукасов: — Мы по разным вопроса, особенно связанными с капитальным ремонтом, проводим собрания, обходы и опросы жителей, а любой опрос жителей – это элемент референдума. У нас есть в Басманском районе пример, когда депутаты провели официальный опрос жителей [речь, судя по всему, идёт об особой, предусмотренной законом процедуре — муниципальном опросе] по строительству колеса обозрения возле жилых домов. Прокуратура Москвы трижды опротестовывала наш опрос, и до сих пор мы в судах находимся. То есть, любой референдум – это смерть нынешней коррупционной системе! [тут выступление депутата было прервано аплодисментами зала].

Если вы, как левый политик проводите опрос дома, в подъездах, дворах для выполнения желаний жителей, потом с документированными этими желаниями приходите в управу, префектуру – вы являетесь для них носителем «чёрной метки».

 

Далее дискуссия продолжалась своим чередом, а в её конце я воспользовался правом на выступление и добавил вот что:

— Елена [Янчук], Вы совершенно правы. Власти, разумеется, референдумов очень боятся и блокируют их. И в то же время, как ни странно, референдум может являться ответом на то, с чего Вы начали своё выступление: как нам помочь людям перейти от абстрактных программ к каким-то совершенно конкретным вопросам, которые «цепляют». В качестве примера давайте возьмём ситуацию с Николаем Бондаренко. 12 декабря он провёл формальную часть стартовой подгруппы федерального референдума, он сейчас документы готовит к подаче. Что произойдёт на 10-й день с момента подачи? Согласно ч.13 ст.15 5-го Федерального конституционного закона ["О референдуме РФ"], Центральная Избирательная комиссия обязана будет собраться на заседание с единственной целью: оценкой референдумопригодности данного вопроса.

Точно так же, когда в июле 2018 года был инициирован референдум по пенсионному возрасту, там была большая дискуссия: а вообще можно такой вопрос выносить на референдум? И на этот вопрос в «Новой газете» юрист Елена Лукьянова написала, что нет, это невозможно, как могут какие-то несчастные избиратели нарушать исключительную компетенцию Госдумы? Но Избирательная комиссия дала иной ответ, она написала, что данный вопрос является референдумопригодным.

Я к чему это веду… К тому, что эти вот стартовые попытки по разным вопросам – по региональным, по федеральным, - они полезны сами по себе. Если Бондаренко по формальным каким-то причинам сейчас завернут – паспортные данные неправильно указаны – я кучу таких случаев знаю, – то рано или поздно такие проблемы преодолеваются. В конечном итоге вопрос всё же выйдет на политическую оценку ЦИК-ом. Что мешает вопрос о QR-кодах или о пенсионном возрасте поставить на федеральный референдум, не замахиваясь пока на его проведение, а лишь добиваясь оценки его референдумопригодности?

А потом эти вопросы можно будет объединить в один пакет. И это будет уже совсем другая история, когда будет 10-12 вопросов федерального референдума, это будет большая федеральная кампания, которая в конечном счетё сможет изменить страну! Вот что я хотел сказать. Давайте об этом подумаем!

--

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)